– Раз! – Рука Каталы дернулась, будто на шарнире, и на стол упала бубновая деся



– Раз! – Рука Каталы дернулась, будто на шарнире, и на стол упала бубновая десятка.
– Два! – Сверху шлепнулась еще десятка – пиковая.
– Две доски! – перевел дух банкир и озабоченно спросил: – А у тебя, Калик, сколько?
Расписной усмехнулся. Катала играл спектакль и явно переигрывал. Он набрал двадцать очков, если бы У Калика было двадцать одно, тот бы объявил сразу. При одинаковой же сумме всегда выигрывает банкир. Тогда к чему эта деланая озабоченность?
– Восемнадцать.
Седой бросил карты. Девятка, шестерка и дама веером рассыпались поверх выигрышных десяток.
– Выходит, повезло тебе? – Тяжелый взгляд пригвоздил банкира к лавке.
– Выходит так, – кивнул тот и демонстративно положил перед Каликом колоду: мол, если хочешь – проверяй.
– Если я тебя на вольтах или зехере  [6] заловлю – клешню отрублю, – спокойно произнес Калик, даже не посмотрев на колоду.



 
 

<<...