– Бросай, сука! Ну! Сустав противоестественно выгнулся, связки затрещали. –



– Бросай, сука! Ну!
Сустав противоестественно выгнулся, связки затрещали.
– Пусти… Сломаешь…
Бритва неслышно звякнула о бетон, Скелет поспешно схватил ее и отскочил в сторону.
– Вот так. Пошел!
Деваться было некуда. Чтобы ослабить боль, Резаный привстал на носки и послушно семенил туда, где его ждал готовый к разбору блаткомитет. Но похоже было, что настроение у первого стола переменилось.
– Гля, – забыв про запрет, присвистнул Груша, и ему никто не сделал замечания. Застыл, неестественно вытаращив глаза, Скелет.
С явной оторопью смотрели Катала и Микула. Смотрели не на Резаного, а на Расписного, будто он являлся виновником предстоящей разборки. А Зубач криво улыбался нехорошей, понимающей улыбкой.
Волк понял, что упорол косяк. И тут же сообразил – какой.



 
 

<<...