– С пьяни накололи… Еще по воле – молодой был, дурной… – Да? А над губой что



– С пьяни накололи… Еще по воле – молодой был, дурной…
– Да? А над губой что за шрамик?
– Где? А-а-а… – Резаный потрогал лицо. – Махался со зверями, гвоздем ткнули…
– А может, ты что-то выводил? – снова заулыбался своей изобличающей улыбкой Зубач. – Может, там у тебя точка была вафлерская?
– Ах ты, сука!
Резаный стремительно бросился вперед, но калмык упал ему под ноги, и пудовый кулак не дотянулся до улыбки Зубача. Туша здоровяка второй раз грохнулась на пол, и тут же на него со всех сторон обрушился град ударов. Зубач, Микула и Катала с остервенением впечатывали каблуки в прогибающиеся ребра. Резаный попытался подняться, но Скелет запрыгнул сверху и принялся подпрыгивать, будто танцевал чечетку. Калмык, сбросив грубый ботинок, молотил по неровно остриженному затылку, словно заколачивал гвозди тяжелым молотком.



 
 

<<...