– Так. Но никому другому я бы и этого не сказал. Откровенничать ни с кем нельзя,



– Так. Но никому другому я бы и этого не сказал. Откровенничать ни с кем нельзя, особенно в таких местах. Здесь у стен, у шконок, у табуреток есть уши. А мне хватает того срока, который уже висит на шее.
– Ты прав. Я спросил потому, что именно ты мог бы стать моим помощником, моей правой рукой. Именно для таких дел.
Вольф хмыкнул:
– Интересно. Вас называют политиками, нас – уголовниками. А как будут звать, если мы станем заодно?
– Неважно. Важен результат. А тебя наверняка будут бояться и остерегутся обманывать наше движение.
– Это точно. К тому же у меня есть опыт возврата украденного.
– Да? – в маленьких глазках вспыхнул интерес. – А… Конечно, чисто теоретически… Ты бы мог взяться за то дело, о котором я рассказал? Ну, вообще, это возможно?



 
 

<<...