– Мерзавец! За копейки и кучу обещаний этот гад помог ограбить великую идею…



– Мерзавец! За копейки и кучу обещаний этот гад помог ограбить великую идею…
– Он жив?!
– Да, его даже не посадили. Уехал из Москвы и затаился где-то… Говорят, его видели в Свердловске.
– Хорошо, – кивнул Вольф. – Только пока это слова, а любят говорить следаки, нужны «доказы» [76] . Давай имена и факты. Фамилии казначея, любовниц, продавцов антиквариата. Короче, тех, кто мог бы это все подтвердить.
– Кому подтвердить?
– Сходке. Или вору.
– О чем ты говоришь, Вольдемар? Какие сходки?
– Тьфу! Это я по привычке. Просто, чтобы прижать крысу к стенке, мне надо ее напугать. Конкретно базарить, короче. Понял?
Фогель помолчал.
– Ну, слушай…
То, что он рассказал в последующие полчаса, и составляло конечную цель операции «Старый друг». Когда Вольф лег в постель, мозг по всем правилам мнемоники напряженно сортировал и фиксировал полученную информацию. Но когда работа была окончена, он заснул глубоким и спокойным сном, каким еще ни разу не спал за решеткой.



 
 

<<...