– Молчать! – Вострецов стукнул кулаком по столу. – Как вы смеете обсуждать мо



– Молчать! – Вострецов стукнул кулаком по столу. – Как вы смеете обсуждать мои решения!
Александр Иванович Петрунов стиснул челюсти. Он никогда не перечил начальству, в военизированной системе это не принято. Но когда сделан первый шаг, остальные даются легче.
– Извините, товарищ генерал! Но я причинил Вольфу слишком много вреда, чтобы добавлять еще! И я чувствую ответственность за его судьбу!
Вострецов вскочил:
– Да что ты знаешь о человеческих судьбах? Ты что, решил хоть одну?!
Петрунов помолчал. За долгие годы службы в идеологическом отделе он перепахал немало судеб. Но говорить сейчас об этом было нельзя. К тому же Вострецов имел в виду позитивное изменение человеческой судьбы.
– Я нет. Но судьбой Вольфа интересуется сам Грибачев… Недаром он дал ему свой прямой телефон…



 
 

<<...