«В натуре, – подтвердил черт. – Он меня уже задушил своим мылом. Лучше б водки н



«В натуре, – подтвердил черт. – Он меня уже задушил своим мылом. Лучше б водки налил!»
«Много он тебе наливал? – злорадно спросил пират. – Мутный у нас хозяин, ох и мутный…»
– Заткнитесь! – рявкнул Вольф.
Картинки послушно умолкли. Но как они поведут себя через несколько минут, когда станут соучастниками того, что традиционно исключает присутствие посторонних, сказать было нельзя. Нельзя было предсказать и реакцию Лауры, впервые увидевшей растатуированное тело мужа.
Владимир вышел из ванной голым, и у любого, кто бы его увидел, не осталось бы сомнений в том, чего он сейчас хочет. Лаура застилала диван чистой простыней, халатик на ней был расстегнут. На звук стремительных шагов она обернулась… При виде голого Расписного лицо женщины изменилось: будто мокрая жесткая губка с силой прошлась от лба к подбородку, стирая ожидающую улыбку и сгоняя жизненные краски. Она побелела, как посмертная маска, гримаса ужаса исказила черты, руки с растопыренными пальцами выставились вперед, даже маленькие груди в распахе халата обвисли и сморщились, словно лимоны, из которых выдавили сок.



 
 

<<...