Гипсовая маска выражала только отчаяние и страх. Лаура не слышала его слов, да и



Гипсовая маска выражала только отчаяние и страх. Лаура не слышала его слов, да и не могла ничего слышать. Она была невменяемой.
– Успокойся, я ухожу. Все, успокойся…
Вольф быстро натянул на чужую кожу чужую одежду и, не застегиваясь, выскочил из квартиры.
На лестничной площадке стояла соседка – полная растрепанная женщина в застиранном цветастом халате.
– Что там происходит? – требовательным тоном спросила она.
– Семейные неурядицы. Обычный скандал. Можно от вас позвонить?
Быстрые глаза женщины зацепились за татуированные кисти Вольфа.
– Скандал, говоришь, обычный? – Она повернулась к открытой двери. – Вася, тут позвонить хотят. По твоей части.
Тут же на площадку вышел молодой крепкий мужчина в майке и милицейской фуражке.
– Я участковый. Покажь документы!



 
 

<<...