– Что вы знаете о других его любовницах, о фактах совращения несовершеннолетни



– Что вы знаете о других его любовницах, о фактах совращения несовершеннолетних, – добавил Николай Петрович. – А также о карточных играх, об ипподроме, обо всех его контактах, привычках, наклонностях.
– Вначале вы все расскажете, а потом мы это подробно запишем, – предупредил Сергей Игоревич. На самом деле запись уже шла: он включил миниатюрный диктофон перед тем, как позвонить в дверь.
– Очень важна точность, – сказал Николай Петрович. – Речь идет о деле государственной важности.
– И откровенность, – добавил Сергей Игоревич. – Это уже в ваших собственных интересах.
Антонина Федоровна взяла себя в руки и даже перестала икать.
– Хорошо. Я понимаю. И я расскажу все…


* * *

Он бежал со всех ног, сердце гулко колотилось в груди. Впереди должен быть септик – огромный бетонный бассейн с зэковским говном. Но спасения он не сулил. Туннель становился все уже и ниже и, наконец, закончился стенкой. Он обреченно прижался к ней спиной. Топот преследователей приближался, скоро показались огромные уродливые тени, они надвигались. В руке невесть откуда появился факел, он вытянул его перед собой, и пляшущий желтый свет выхватил из мрака искаженное лицо Меченого. Из-за его спины тянул костяные пальцы Калик.



 
 

<<...