Он действительно побежал к почтовому ящику, дрожащими руками вскрыл конверт, бы



Он действительно побежал к почтовому ящику, дрожащими руками вскрыл конверт, быстро просмотрел содержимое и тут же сжег все бумаги и фотографии. Потом по-русски выпил: два стакана виски без закуски. Потом сел за телефон.
– Роберт! Я не могу закончить свою книгу. Я ее сжег. Да. Да. Я все понимаю. Но сделать ничего не могу. Не обижайтесь.
Дилон кричал, как разъяренный бык, но он уже положил трубку и набрал следующий номер.
– Грегори, это я, Майкл Сокольски. Я не буду выступать на пресс-конференции. И вообще, я должен отказаться от наших планов. Это неважно. Важно, что это так. Да, и передайте Генри: я съезжаю с московской темы. Отказываюсь от нее. С этим покончено.
Потом он отключил телефон и три дня пил по-русски, не просыхая.
Больше фамилия Сокольски не появлялась в политических информациях. Да и вообще нигде не появлялась.



 
 

<<...