– Ничего… Полгода я целовал ватку с твоей помадой. А ватку вытащил из мусорног



– Ничего… Полгода я целовал ватку с твоей помадой. А ватку вытащил из мусорного ведра, еще там, в Рохи Сафед…
– Перестань! – Софья гортанно рассмеялась. – Ты такой придумщик… А расскажи-ка, что это у тебя на пальцах? Ты ведь обещал!
– Обещал? Когда?
– Ну там, в Кремле. Кстати, зачем ты так ударил Николая Павловича? Ты прямо зверь!
В ее голосе не было осуждения, скорей восхищение. Вольф встал.
– Можно, я приму душ?
Когда он встал под упругие теплые струи и стал намыливаться, молчавшие до сих пор картинки загалдели.
«Чего это он во всей сбруе на бабу полез, – недовольно протянул черт. – Так я об нее и не потерся…»
«Тебе одно на уме!» – обиделась русалка.
«Ща потремся, обкончаемся», – размечталась женщина на кресте, и даже голос у нее был не такой грубый, как обычно.



 
 

<<...