Рябинченко сморщился еще сильнее, и начальник контрразведки понял, что допусти



Рябинченко сморщился еще сильнее, и начальник контрразведки понял, что допустил ошибку.
– Конечно, я не снимаю с себя вины, так как отвечаю за все происходящее в Управлении…
– Вот и хорошо. Если наказывать лейтенанта, значит, надо наказывать и вас.
Вострецов скорбно кивнул. Дело поворачивалось таким образом, что он бы не удивился, если бы наказали не Волкова, а его самого.
– Но если генерал Чучканов ударил его первым, то за что наказывать Волкова? Он совершенно правильно говорит, что привык отвечать ударом на удар, мы сами его этому научили! Тогда в чем же он виноват?
Вострецов молчал. Председатель сам колебался, затрудняясь в выборе решения. Как бы не ошибиться с советом…
– Но нельзя забывать про партийную принципиальность, – продолжил Рябинченко. – Строгая оценка действий каждого коммуниста является нашим святым долгом. Без оглядки на лица и прочие заслуги…



 
 

<<...