«Эй, ты что?! Опять за старое?! А ну бросай это дело!» – надрывался кот. «Говорил



«Эй, ты что?! Опять за старое?! А ну бросай это дело!» – надрывался кот.
«Говорил я, что рано или поздно нам каюк!» – закричал черт.
В рисованном мире началась паника.
– Не бойтесь, я только руки очищу, – сквозь зубы прошептал Вольф. Заморозка помогала мало, и приглушенная боль наполнила все его существо. Рану он засыпал толченым стрептоцидом и забинтовал. Так, по старинке, его научил Потапыч. Палец долго болел, на нем остался безобразный шрам. В течение трех месяцев он свел марганцем два остальных перстня. От химических ожогов тоже остались шрамы.
Но еще больше шрамов было на сердце. Он все-таки снял квартиру и позвонил Софье.
– Я уже устроился, жду тебя, приезжай.
– Ты что, всерьез? – удивилась она. – Не будь мальчишкой. Пошутили – и ладно. Будешь в Москве – звони, обязательно встретимся.



 
 

<<...