А потом рассматривала их даже с интересом. – А это что? – спрашивала, царапая



А потом рассматривала их даже с интересом.
– А это что? – спрашивала, царапая лакированным ноготком по его груди точно так, как Софья и Александра Сергеевна. – А церковь для чего?
– Отстань, Нин, – отвечал он. – Что это, контурная карта тебе?
– Ха-ха, карта! – смеялась она его шутке. – Ну-ка, Антарктиду сейчас поищу…
Поиски Антарктиды или любой другой части света заканчивались в одном и том же месте. И они снова предавались тому, для чего она и приходила в тесную квартирку напротив Тиходонского следственного изолятора.
Нинка вполне устраивала его как любовница – страстная, похотливая, ненасытная. Добросовестное постельное животное. Они никуда не ходили – ни в рестораны, ни в театры, ни даже в кино. Ели свежую ветчину с мягким хлебом, пили водку и совокуплялись. Он привык к Нинке, и она ему нравилась. Легкая в общении, не занудная, на удивление бескорыстная. Однажды он купил ей к какому-то празднику большой косметический набор.



 
 

<<...