Сам он тоже быстро спустился вниз, но по лестнице. На улице было сухо и солнечно.



Сам он тоже быстро спустился вниз, но по лестнице. На улице было сухо и солнечно. Как ни в чем не бывало прогуливались люди, мамаши катали в колясках детей, судачили на скамейках старушки, то и дело мимо проезжали машины. Большеголовый сидел в той же позе: прошло всего десять минут он не успел устать. Ему предстояло участвовать в убийстве, он был к этому готов. И ничего не знал о том, что планы изменились. Расстегнув рубашку до пояса и зажав между ладоней завернутый в платок «браунинг», Расписной сел рядом, сделав вид, что вытирает руки. Большеголовый покосился недовольно и отвернулся.
– Здорово, Тула!
Большеголовый вздрогнул. Осведомленные незнакомцы не сулят ничего хорошего.
– Глянь сюда! – Расписной приподнял платок, показав нацеленный в живот соседу пистолет. – На чужую землю залез, разбираться надо… Железки есть?



 
 

<<...