– Пусть твоя совесть успокоится, – Волк обнял отца за плечи. – Этот человек по



– Пусть твоя совесть успокоится, – Волк обнял отца за плечи. – Этот человек поджидал тебя в подъезде. Чтобы ударить ножом, когда ты пойдешь провожать своего друга Иоганна. И убить. План разработал твой друг Иоганн. Когда я погнался за этим человеком, он выбежал на крышу и сорвался вниз. Вот и все.
– Сам сорвался? – У Генриха было странное выражение лица. – Такие люди обычно крайне осторожны…
– Конечно, сам, – как можно искренне ответил Волк. Но, похоже, отца он не убедил.
– И все же ты очень страшно говорил с ним. Я даже перестал узнавать своего сына. Ты говорил как… Как…
Генрих так и не смог подобрать нужного слова. Волк тяжело вздохнул:
– Все мы меняемся, отец. И с этим ничего не поделать. В голосе его прозвучала горечь.


* * *

Мотька уже подумывал, что не грех бы избавиться от своей дурацкой кликухи. Он еще молодой, не до смерти же с такой беспонтовщиной ходить… Когда человек меняется, и погоняло новое появляется.



 
 

<<...