– А Басмач? – все-таки спросил он. – Да он все время путался… То Басмач говор



– А Басмач? – все-таки спросил он.
– Да он все время путался… То Басмач говорил, то Узбек, то вообще ничего про них вспомнить не мог. Мутная рыба был этот Босой, хотя и молодой совсем. Кольцо это с сережками…
–Что?!
– Туфта оказалась. Стекло. Три копейки в базарный день.
– Не может быть! Она ими так гордилась…
– Наверное, не знала, что к чему. Добросовестное заблуждение – вот как это называется…
Разговор подходил к концу. Но одно из произнесенных слов не улеглось в сознании Волка, а так и торчало колом.
– Почему «был»? – спросил он. – Почему Босой «был»? Куда он делся?
Фомин развел руками:
– Да повесился он. Как в СИЗО перевели, так и вздернулся на третьей шконке.
Волк вздрогнул:
– Как он мог повеситься?! Он же под блатного работал, ему тюрьма – что дом родной!



 
 

<<...