Б-ж-ж-ж-ж… Б-ж-ж-ж… Б-ж-ж-ж… – Ну, вот и все. В этот раз быстро. И как ловко вышло!



Б-ж-ж-ж-ж… Б-ж-ж-ж… Б-ж-ж-ж…
– Ну, вот и все. В этот раз быстро. И как ловко вышло! Ты гля, у тебя так кожа задубела, что даже красной не стала… Ни кровинки, ни слезинки, ни воспаления…
– Да и не больно совсем, – удивился Волк. – В зеркало глянуть можно?
– А то! Гляди, конечно. Это ты так тушью пропитался, что тебе все нипочем…
Волк подошел к старинному трюмо, глянул в мутноватое стекло. Да, теперь у него на левом боку, у сердца, жила Софья. Настоящая Софья – и лицо, и фигура… Точь-в-точь, как на фотографии.
«Хорошая бабенка, сдобная, – прокомментировал черт. – Как раз по мне».
– Лезвие есть? – спросил Волк.
Потапыч стоял сзади, ожидая одобрения.
– Бритовка-то? Конечно…
Кольщик протянул сточенный «Спутник». Волк прошел в облупленную ванную.



 
 

<<...