– Позвонили? – дружелюбно спросил майор. – Вот и хорошо. Теперь пожалуйте…



– Позвонили? – дружелюбно спросил майор. – Вот и хорошо. Теперь пожалуйте…
Он сделал приглашающий жест.
– Дайте я ему врежу вначале, – раздался хриплый голос. Иванцов пришел в себя, вытер рукавом кровь и разразился отборной нецензурной бранью, за которую самый мягкосердечный судья без колебания отвешивает полных пятнадцать суток. – Он мне нос сломал, паскуда! Дышать не могу… Где палка?
Но ему было не до палки. С трудом встав на ноги, сержант доковылял до ближайшего стула и, запрокинув голову, плюхнулся на жесткое сиденье. Уткин водой из графина смочил не первой свежести платок и положил напарнику на переносицу.
– Болит? – сочувственно спросил майор. – Чуть полегчает, давай – рапорток накатай, как он на тебя напал.
Прозвенел внутренний телефон.



 
 

<<...