– Какие у тебя глазищи, – прошептала Света, разворачиваясь снова к нему спиной



– Какие у тебя глазищи, – прошептала Света, разворачиваясь снова к нему спиной.
Они снова уселись – спинной мозг к спинному мозгу. Их биополя смешивались. Оба улыбались. Элвис теперь орал, словно на него тоже снизошло какое-то просветление.



Сожги мой дом,
Укради мою тачку,
Выпей мой виски и разбей мой любимый стакан…
Ты можешь делать, что хочешь, —
Но, милая, только не наступай
на мои голубые замшевые туфли!!



Бесшумно отворилась дверь комнаты. Дядя Коля, импозантный, в джинсах, кроссовках, синей джинсовой шведке и красном шейном платке, с горящими от любопытства глазами заглянул в комнату, увидел, вернее, «схватил» представшую перед ним картину одним взглядом:
– Ёныть-лапоть! Я думал, у вас тут легонький бордельеро… Машина фырчит, в «Архангельском» обед стынет. Поехали быстро!



 
 

<<...