– Гля, кайф! Надо заучить! – Дай почитать, Толик! – попросил Демид. – Все, 



– Гля, кайф! Надо заучить!
– Дай почитать, Толик! – попросил Демид.
– Все, – объявил Толик, резко опустив руку, – За работу!
Демид вздохнул, снова надел наушники плеера и принялся отвинчивать штуцер батареи.
Босой, который взламывал паркет гвоздодером, тоже взялся за инструмент, но напрягся и произнес более-менее устойчивый фразеологический оборот, принужденно зарифмовав нецензурное ругательство с благородным словом «работа». Босого звали Босым, потому что он только недавно из армии и у него не успели отрасти волосы, к тому же он, как и все тут, также являлся фигурой крайне незначительной, хотя и нашел под полом соседнего номера серебряный доллар.
Толик в ответ на демарш Босого демонстративно закурил «Честерфилд», давая таким образом понять, что поэт из того хреновый, да и вообще по любому показателю он ни в жисть не сравнится с бригадиром, который является не каким-нибудь дешевым выскочкой, а птицей высокого полета. Но это, как было каждому ясно, являлось полной фикцией.



 
 

<<...