– Ерунда это, чушь собачья! – вынес вердикт капитан. – Выеживался кто-то, а наш



– Ерунда это, чушь собачья! – вынес вердикт капитан. – Выеживался кто-то, а наш ученый раздул мыльный пузырь. Надо было ничего не регистрировать, а отправить этого заявителя с его кассетой в милицию, там бы быстро разобрались…
– В три минуты, – кивнул Ремнев. – Бросили бы в корзину, и дело с концом!
Он откинулся на спинку стула и медленно покачивался на задних ножках.
– Мало есть непонятных кассет или фотоснимков? Так что, по каждой розыск вести? Сверхбдительность не всегда хороша: сам себе надел ярмо на шею. А перспектив-то – ноль! Зачем же самому себе подножки ставить?
Евсеев слушал коллег, наклонив голову и выпятив нижнюю челюсть. Такое выражение он иногда видел на лице отца. К счастью, нечасто.
– Спасибо за советы! – резко подвел он итог дискуссии. – Но я раскручу это дело и доведу его до конца!



 
 

<<...