– К-к… Крю-югер, – пробормотал он, заикаясь. – А ты – Леший? Вы, то есть… Леши



– К-к… Крю-югер, – пробормотал он, заикаясь. – А ты – Леший? Вы, то есть…
Леший чуть не рассмеялся, но сумел сдержать себя. Потом сказал парню, какую кличку он, по его мнению, заслуживает. Тот не стал спорить. Получить кличку, пусть даже обидную, от самого Лешего – этой чести удостаивается не каждый.
– Ладно. Говори, что там у вас случилось.
Леший имел вид маловыразительный и неприметный, что в общем-то не отвечало его внутреннему содержанию. Среднего роста, среднего телосложения, флегматичный и малоразговорчивый – вроде обычный задроченный работяга, пашущий «на дядю» от звонка до звонка. Только серьезное лицо и глаза много повидавшего человека опровергали это впечатление: понимающему жизнь сразу становилось ясно – на этого парня где залезешь, там и слезешь. Если ноги целы останутся… Ему случалось проходить под землей восемь километров в день и спускаться почти на сто метров, сам он об этом никогда не рассказывал, но нередко какой-нибудь «рекордсмен», добравшись на труднодоступный уровень, с разочарованием натыкался на его нехитрый значок… И мысль у него была быстрой, вот и сейчас, когда Крюгер только начинал рассказывать, Леший уже знал, что услышит.



 
 

<<...