– Но я же видел, он раскоряченный такой, на лапах… В два раза ниже нас с тобой…



– Но я же видел, он раскоряченный такой, на лапах… В два раза ниже нас с тобой… Кто это был?
– Паук, ясное дело, – бросил Леший. – Охрененный паук.
Он посветил на свои часы и ускорил шаг. Сержант громко сопел чуть позади, стараясь не отставать. Было около девяти, а у Лешего на этот день имелись свои планы.
– Пауки не умеют бросаться камнями, – сказал он некоторое время спустя. – И ссать на стены не умеют.
– Может, урод какой-нибудь? – поразмыслив, выдал другую версию сержант. – Типа карлика…
Опять карлик. Маленький, страшненький, детские ладошки, легонький, как перышко, проворный… Вот-вот. Что-то здесь было.
– Но ведь у него света не было, – перебил его мысли сержант. – Он без света ходил, верно? Как же он видел?


* * *

Шила дышал так, будто собирался отдать концы. Он сидел, уткнув голову в колени, говорил тихо и бессвязно. Ни удивления, ни радости в его голосе не было. Все по барабану.



 
 

<<...