Окрыленный было, Евсеев съежился, будто получил на взлете камень из рогатки. –



Окрыленный было, Евсеев съежился, будто получил на взлете камень из рогатки.
– Не могу знать, товарищ полковник…
– Не знаешь? Вот то-то! А эту книжицу ты внимательно изучал, даже в отделе цитировал! А с какой целью?
Кормухин поднял маленькую брошюрку, которую сознательный работяга Кутьков принес из «Интуриста» вместе с микрокассетой. Из брошюры торчали несколько закладок.
– Гм… Да просто интересно было…
– Да, действительно, очень интересно, – со значением произнес полковник и, открыв одну из закладок, прочел:



Стремные ксивы мент облажал,
Пасть лыбит на вытерки клёвые.
Как член губами, клешней зажал
Ксивенку с английским левою…



В кабинете наступила зловещая тишина.
– Так исказить классику – «Стихи о советском паспорте»! Вы что, это одобряете?



 
 

<<...