– Никак нет… Евсеев вспомнил, что Кормухин начинал работать в Пятом, идеолог



– Никак нет…
Евсеев вспомнил, что Кормухин начинал работать в Пятом, идеологическом управлении. Боролся с диссидентами, изымал запрещенную литературу. А сейчас, наверное, мысленно перенесся в те годы…
– А тут имеются перлы и похлеще, – голос полковника налился гневом, а щеки покраснели.



Пахан и шобла – это ж два братана —
Кому из них шестерить ты пошел бы?
Мы говорим – шобла,
Подразумеваем пахана,
Мы говорим – пахан,
Подразумеваем шоблу…



Книжка смачно, как отыгравшая колода, шмякнулась о столешницу.
– Вы знаете, что за такие стихи давали пять лет?! – угрожающе спросил Кормухин.
Евсеев переступил с ноги на ногу.
– Слышал, товарищ полковник. Только я их не писал и не издавал. Мне отдал заявитель, вместе с кассетой. А я передал на ваше усмотрение.



 
 

<<...