– Спасибо, Янг. Спасибо, старина, – Президент снял со стойки микрофон, кто-то из



– Спасибо, Янг. Спасибо, старина, – Президент снял со стойки микрофон, кто-то из техников тут же оказался рядом и нажал тумблер на корпусе.
– Когда римский полководец входил в столицу после победного похода, ему устраивали пышный прием – триумф, и это все знают. Но была еще одна традиция: наряду с одами пели и грубые песни, высмеивали недостатки триумфатора. Чтобы не зазнавался…
Президент подошел к оскалившемуся Янгу и похлопал его по плечу (завтра утром это фото будет стоять на первой полосе «Нью-Йорк Таймс» рядом с заголовком «Два года триумфа»).
– Я и не зазнаюсь, – продолжал он. – Президент тоже человек, и ничто человеческое мне не чуждо. Я смеюсь над собой вместе с вами. Пока первое лицо государства способно смеяться над собой, пока оно, м-м… скажем так, зажигает рок-н-ролл в своей душе, это государство остается сильным…



 
 

<<...