– А-а-а-а! – радостно кричит Билл, перекрывая грозный шум стихии. – А-а-а-а! –



– А-а-а-а! – радостно кричит Билл, перекрывая грозный шум стихии.
– А-а-а-а! – кричит освобожденная от страха Оксана.
Их переполняют чувства, неведомые сотням и тысячам благопристойных и умеренных супружеских пар, неспособных на подобные безумства…
Потом нос яхты врезался в белое и живое, и двигатель на какое-то время захлебнулся, а потом заработал на высокой тревожной ноте. Это огромная колония медуз, превративших узкую полосу океана в желе. Билл выключил двигатель, вывернул руль и стал ждать, когда течение разнесет их с медузами в разные стороны.
– Все-таки мы правильно сделали, – сказал он. – Правильно, что уехали из Моксвилла. Подальше от этих говнюков.
– Да, – подтвердила Оксана, тяжело дыша. Что бы ни сказал Билл сейчас, она бы с ним согласилась.



 
 

<<...