Компьютер не отличал государственных секретов от бытовых сплетен, ему было нап



Компьютер не отличал государственных секретов от бытовых сплетен, ему было наплевать на разницу между ними. Когда Центр продублировал команду, спутник отправил на Землю еще несколько гигабайт «космической пыли». Потом еще. Да сколько можно? Сотни тысяч хаотично перемешанных слов, просеянные через фильтры звуки, сложившиеся совсем в другом порядке, свист космического пространства… Пыль и хлам, шум, туман. Даже при всем своем металлическом равнодушии, спутник-шпион почувствовал какой-то диссонанс, тревогу, словно вот-вот закоротит электрическую цепь. То, что он выкачивал из разнообразных кабельных линий, было слишком уж неправильным, не… как это сказать на языке металла? Неструктурированным, что ли…
После десятиминутной паузы, когда Центр, похоже, переваривал создавшуюся ситуацию, мозг спутника получил еще один программный пакет. Распаковав его, он обрел новую способность: теперь он услышал слабое электромагнитное эхо от щелчков миллионов и миллионов компьютерных клавишей на Земле. Каждая клавиша на каждом компьютере издавала свой, отличный от других щелчок, и из этого гула вполне могла родиться стройная симфония, стройная и осмысленная… Тра-та-та-тара-та-ра. Только клавишей слишком много, только сигнал слишком слаб. И никаких электронных мозгов не хватит услышать в этом стрекоте мелодию.



 
 

<<...