Билл Джефферсон сидел, картинно закинув ноги на прилавок из бронированного сте



Билл Джефферсон сидел, картинно закинув ноги на прилавок из бронированного стекла, где красовались пистолеты и револьверы, в основном, крупного калибра, и читал журнал Национальной стрелковой ассоциации. За его спиной были выставлены магазинные карабины с тонкими, как пчелиные жала, стволами, а чуть левее – ружья, стволы которых напоминали водопроводные трубы.
Увидев вошедшего посетителя, Билл было приподнялся, но почему-то раздумал вставать и снова сел, уткнувшись в свой журнал. Ричард Фоук прошелся по залу, с интересом рассматривая товар.
– У тебя широкий выбор, Билл, – одобрительно сказал он. – Испанская «Эго», немецкий «Кеттнер», французский «Дарн»… Но вряд ли на них будет спрос: жители здешних мест консервативны…
Ответа не последовало. Но Фоука это не смутило, он подошел к стойке с двуствольными штуцерами, уважительно поцокал языком. С особым вниманием изучил тяжелые нитроэкспрессы для охоты на африканских животных: «Голанд-Голанд», «Марк-5 Сафари», «Рюгер»… Потом осмотрел экспозицию боеприпасов: от игрушечных пулек спортивного двадцать второго калибра, до похожих на ракеты «Минитмен» патронов «Винчестер-Магнум» калибра 458, «Уэзерби-Магнум 460» и толстых, как гильзы дробовика, катриджей чудовищного калибра 700, пятидесятиграммовые пули которых, при попадании в лоб, сажают слона на задние ноги.



 
 

<<...