– Очень приятно. Юрий. – Это тетя Ираида, – указала Шурочка на женщину, прекр



– Очень приятно. Юрий.
– Это тетя Ираида, – указала Шурочка на женщину, прекрасно чувствующую литературный текст.
В отличие от всех остальных, тетя улыбалась. Выглядела она соответственно имени: вытянутое лицо, лошадиные зубы, растрепанные рыжие волосы. Нервные пальцы вертели незажженную папироску.
– Очень, очень приятно… – Юра в очередной раз коснулся подбородком груди и вручил последний букет.
– А это папа, Петр Петрович…
Папе можно было с одинаковым успехом дать и сорок пять лет, и шестьдесят. В первом случае он должен был сильно пить, а во втором – просто прожить бурную жизнь. Он поднялся навстречу – седой, высокий, слегка сутулый, и, пристально глядя на Юру, протянул руку.
– И вовсе он не папа, – возразила мама. – Наш папа был Александр, я назвала Шурочку в его честь. Только он сгинул где-то в Мордовии. Но Шурочка – Александра Александровна, а не Александра Петровна! Когда Петр появился, Шурочке уже было…



 
 

<<...