– Прямо на полу, – выдохнул Хорь. – Как мусор валялся. Я балдею… Это ж «никола



– Прямо на полу, – выдохнул Хорь. – Как мусор валялся. Я балдею… Это ж «николашка», тот самый, да? Восемьсот тридцать шестого года? Сотня евриков, как с куста!..
Они прошли с фонарем весь подвал, дошли до разломанной кладки, потом до самого выхода в тоннель. На полу, среди битого стекла и камня, будто высыпавшиеся из дырявого кармана, валялись еще двадцать два рубля царским серебром.
– Мать моя женщина! – едва не рыдал от счастья Хорь, перекладывая монеты из ладони в ладонь. – Вот оно! То самое! Я как чувствовал!..
Потом он повернул голову в сторону убитого.
– Это он, – сказал Хорь. – Он эти деньги где-то здесь нашел. Здесь клад был. Точно говорю. За серебро это его и грохнули.
– Кто грохнул? – не понял Леший.
– Ну как кто… Кто-то грохнул. Пришел, по башке саданул, взял серебро и смылся. Чего ты опять умного из себя строишь, Леший?.. Давай искать, откуда этот наркот серебро выковырял! Ищем! Ищем!



 
 

<<...