– Вот-вот, – сказал Леший. – Такие движки хоть сто, хоть двести бомбарей запро



– Вот-вот, – сказал Леший. – Такие движки хоть сто, хоть двести бомбарей запросто пропылесосят.
Он заметил пятно жвачки, которую Хорь успел прилепить над входом, содрал ее и приклеил Хорю на лоб.
– Пошли отсюда, – сказал он. – Жопой чувствую, уходить надо. Ты радио слышишь?
– Какое радио? – не понял Хорь.
– Не знаю. Откуда-то «Маяк» шпарит, Твардовского читают. Здесь точно где-то «погоны» сидят, дежурят, чаек попивают… Мы ведь шли на север, верно? Значит, сейчас, по идее, где-то в районе Девичьего Поля… До Садового кольца рукой подать. А там и Лубянка, и Кремль… Ты что, Хорь, в самом деле ничего не слышишь?..
Хорь поднял голову, прислушался.
– Не. Хотя… Елки!.. Нет. Нет… Да! Слышу!
– Не ори.
– Подожди, Леший, а если это то самое, из-за чего овчарка сбрендила, ну, эмгэушников этих… Помнишь? Ну, излучение… Может, они тут волнами какими-то нас поливают? Может, это только кажется, что радио, а на самом деле…



 
 

<<...