Леший равнодушно окинул взглядом изнанки обтянутых холстом рамок, стоявших на



Леший равнодушно окинул взглядом изнанки обтянутых холстом рамок, стоявших на соседнем диване, уставленный псевдоэтническими статуэтками пузатый буфет. Услышал негромкий звонок кофе-машины, встал и забрал чашку с горячим кофе. Здесь он появлялся после самых удачных своих «закидок», – других поводов встречаться с Кривицким у него не было. Возможно, поэтому комната ему нравилась.
Кривицкий вернулся, когда кофе еще не успел остыть. Он сел, воткнул в рот погасшую трубку и сказал:
– Я слушаю вас, Алексей.
– Сребреник, – сказал Леший. – Николаевский, тридцать шестого года. Чистый, будто вчера отчеканили.
– Очень хорошо.
Леший выложил на шахматный столик монету. Кривицкий взял ее, небрежно покатал в ладони и положил на место.
– Сколько их у тебя?



 
 

<<...