Все мужики одинаковы – и русские, и американские. Они хотят обманываться и раду



Все мужики одинаковы – и русские, и американские. Они хотят обманываться и радуются, когда их обманывают.
Она улыбнулась.
– Ну подумай сам: что можно сделать за пять минут?
Оксана отвернулась. Ей было стыдно, и она боялась, что покраснеет. Латинос действительно был совсем молодой, и наедине они пробыли минут семь-десять – это конечно, правда. Но не вся. Потому что, как только они вошли в кладовку, этот чертов смуглый малыш прижал ее к стене, стал на колени, сунул голову под короткую юбку, отодвинул перепонку трусиков и своим горячим шершавым языком облизал ей все, что только можно и чего нельзя, даже сумел вставить язык туда, куда никто не вставляет…
– Действительно глупо, я понимаю, – радостно сказал Мачо. – Что ж, можно нанять и латиносов. Ведь с тобой все их штучки не пройдут… Только…



 
 

<<...