– И заберите ваши подачки! – добавила Елизавета Михайловна. – Мы к ним не прит



– И заберите ваши подачки! – добавила Елизавета Михайловна. – Мы к ним не притронемся!
– Забудьте сюда дорогу! – по-прежнему зло сказала Ираида.
– И передайте своим начальникам, что, если меня арестуют, поднимется международный скандал! – пригрозил папа-не папа. – За моей судьбой наблюдают друзья из Парижа…
Юра встал и внимательно оглядел всех. Беатриса Карловна куда-то испарилась, и он был предоставлен сам себе.
– Я передумал. Я, пожалуй, внимательно прочту Кафку. Мне стало интересно, как может человек, сто лет назад переживший страшное горе…
– Шестьдесят пять, – поправила Анна Матвеевна.
– Хорошо. – Юра просто взвился от негодования: – Шестьдесят пять! Человек пережил что-то невообразимое, залез в щель, как таракан, там, в щели, он живет только тем, что пережил, и ему – нравится это! Может быть, Кафка прав? Притерпелость к злу влечет вечное ожидание зла?



 
 

<<...