– Что с ним? – Проникающее ножевое, но ничего серьезного не задето. – Когда



– Что с ним?
– Проникающее ножевое, но ничего серьезного не задето.
– Когда в себя придет?
– Да по идее давно уже должен был.
Я открыл глаза и уставился в белый, испещренный многочисленными трещинами потолок. Ух, как мне хреново-то. Ничего серьезного, говорите, не задето? Что-то ни фига не похоже. Или меня еще потоптать успели? Странно, что вообще не убили.
– Привет, Санек. - Заметив, что я открыл глаза, подошел к койке один из находившихся в больничной палате мужчин. А больничной ли? Окна-то решетками забраны. Как там у Высоцкого? «В тюрьме есть тоже лазарет»? - Вы нас ненадолго оставите?
– Разумеется. - Незнакомый мне мужик в застиранном белом халате кивнул и, выйдя, плотно прикрыл за собой дверь.
– Здрасте, Степан Кузьмич, - прохрипел я и попробовал приподняться на локтях. Спину тут же пронзила острая боль, и пришлось повалиться обратно. Но что остальные кровати в комнате пустые - заметить успел. К чему бы это?



 
 

<<...