Мотнув головой, я освободился от захвата, вновь зажмурился, и попытался зарытьс



Мотнув головой, я освободился от захвата, вновь зажмурился, и попытался зарыться в сугроб.
Не дали. Вытащили, разжали зубы, влили в рот какое-то отвратительное на вкус пойло.
Твари!
Я захрипел, зажал раскалывающиеся от боли виски руками и принялся кататься по кое-как утоптанному ногами моих мучителей снегу. Все тело горело огнем, суставы словно дробили на части удары пыточных молотов, а в жилах вместо крови стремительно неслась концентрированная кислота. Сердце с трудом справлялось с многократно возросшей нагрузкой, и изо рта у меня вырывался даже не стон, а какой-то невнятный сип.
– Ну и нажрался, - осуждающе произнес кто-то неподалеку. - В хламотень…
– Не уверен, надо бы обезболивающее вколоть, - присел на корточки Генералов и с матом отдернул руку, когда между нами проскользнула голубая искра магического разряда. - Волков! Что за дела?!



 
 

<<...