– Погоди, - прислушался я к послышавшемуся вдалеке звону бубенцов. - Давай-ка с д



– Погоди, - прислушался я к послышавшемуся вдалеке звону бубенцов. - Давай-ка с дороги, принесла кого-то уже нелегкая.
– Не суетись ты, - остановил меня Шурик и, кинув на обочину рюкзак, уселся на него. - Вон, едут уже.
Я обернулся посмотреть на вывернувшую из-за поворота подводу, заткнул меховушки за пояс и подошел к Ермолову, который барабанил пальцами по лежавшему на коленях АКМ.
– Проблем с ними не будет? - забеспокоился я, насчитав более двадцати человек, сопровождавших три загруженные лесом подводы.
– Не должно, - прищурился Шурик. - Не видишь - артель лесорубов возвращается? Им с нами связываться себе дороже выйдет. Вот если б старатели из кочевья от Снежных пиков возвращались, тогда ноги бы делать пришлось…
Так оно и оказалось: настороженно косясь то на нас - АКМ, «Тайга», зеленые петлицы на полушубке у Шурика, - то на выжженную огненным заклятием проплешину, крепкие мужики, подгоняя здоровенных серых тяжеловозов, заспешили дальше. С нами они не перемолвились даже словом и только демонстративно держали руки поближе к разнообразному вооружению: охотничьим ружьям, самострелам и тяжелым, явно предназначенным для смертоубийства топорам. У пары охранников так и вовсе по жезлу «Свинцовых ос» при себе было.



 
 

<<...