В себя меня привел злой треск автоматной очереди. Злой, но какой-то глухой и стра



В себя меня привел злой треск автоматной очереди. Злой, но какой-то глухой и странно далекий. Будто стреляли не рядом, а в соседнем коридоре. Неужели Шурик с кем-то сцепился?
– Очнись! Да очнись ты! - замолотил меня по щекам Ермолов, и я с трудом разлепил веки. - Очухался? Тогда руки в ноги и пошли!
– Кто это?
– Чернильщик. - Ермолов вынул у меня из руки пистолет и указал на лежавшее на полу тело, вокруг которого медленно расползалась прекрасно различимая даже в темноте подземелья пелена черноты.
– А ты чего тупил? Ждал, пока он меня задушит? - Я потер онемевшую шею и поднял оброненную «Тайгу».
– Ворочаться надо было больше. - Ермолов выглянул из кельи в коридор и повертел головой. - И так почти на ощупь пришлось разбирать, ху из вас кто.
И как это я чернильщика проморгал? Не иначе, он прямо из дыры в потолке на меня свалился.



 
 

<<...