– А есть чем отравиться? - подмигнул Шурик толстой тетке в относительно белом п



– А есть чем отравиться? - подмигнул Шурик толстой тетке в относительно белом переднике, надетом прямо поверх драпового пальто. - Только чтоб не насовсем.
– Ценники смотрите, - лениво посоветовала ему та и принялась без особого интереса нас разглядывать.
– Так, так… Ага, это за сто грамм… - наклонился к мелко исписанным бумажкам Ермолов, в тусклом свете лампочки пытаясь разобрать выцветшие каракули. - «Пшеничная» нормальная у вас?
– Не хуже, чем у других, - невозмутимо ответила продавщица.
– Тогда давайте ноль-пять, - Ермолов вытащил из кармана червонец.
– «Пшеничной»?
– Ну да.
– Что еще?
– Буханку черного хлеба и грамм триста «Штейнберговской особой».
– Хлеб и колбасу порезать? - продавщица выложила на прилавок ржаную булку.
– А может, вы и водку разольете? - усмехнулся Шурик, оглянувшись на широкий подоконник.



 
 

<<...