– Говорю, разговор есть. Выходи, - повторил Мстислав, и у меня на сердце заскребл



– Говорю, разговор есть. Выходи, - повторил Мстислав, и у меня на сердце заскреблись кошки. - У Доминика по записям вопросы появились.
– Ждите, - раздраженно бросил я в ответ и пошел собирать свои пожитки. - Кирилл, я у тебя вещи оставлю?
– Оставляй. Там палева никакого нет?
– Откуда? - Одевшись и зашнуровав ботинки, я спрятал в карман финку и натянул на голову шапочку. Что там еще стрястись могло? И ведь послать сектантов подальше никакой возможности нет - я теперь в них куда больше нуждаюсь, чем они во мне. - Шура, ты остаешься?
– Ага, вали, - помахал мне ручкой Ермолов.
– Ладно, бывайте. - Распахнув дверь, я шагнул в подъезд. - Что за вопросы?
– Сам скажет, - указал мне на лестницу Мстислав.
– Кто бы сомневался.
– Пошли уже.
– Да иду я, иду.
На улице нас ждали запряженные двумя худородными конягами сани, но возница, вместо того чтобы заниматься лошадьми, пинал носком ботинка наметенный ветром у дома сугроб.



 
 

<<...