Я проигнорировал этот издевательский диалог и принялся, рискуя обжечься, хлеба



Я проигнорировал этот издевательский диалог и принялся, рискуя обжечься, хлебать горячий чай. И кто догадался в него бергамот положить? Гадость какая! Ладно, хоть согреюсь.
– Ты передумал, что ли? - не выдержал Григорий.
– Нет, он просто погреться вернулся, - предложил свою версию Мстислав. - Так замерз, что чуть дверь не выломал.
Я допил чай и, ничего не ответив, плюхнулся на диван. Чай - это хорошо. Хоть немного кровь по телу разошлась. И отогреваться помаленьку начал.
– Что это было? - сняв шапку, напрямую спросил я у Доминика.
– Тебе видней должно быть, - со спокойной улыбкой ответил проповедник.
– Вы же вроде всеведущий? - уточнил я. - И все наперед знали?
– Я знал, что ты вернешься и примешь наше предложение. Все остальное - смутно.
Смутно? Я бы более подобающее определение подобрать мог. И все же - что это было? От мыслей о поджидавшей меня на улице тьме вновь вернулся озноб. Что? Или кто? На создания Стужи это жуткие тени походили мало. Видел я Снежных лордов и туманников - есть с чем сравнивать. Что-то общее, несомненно, есть, но не более. Неужто из меня душу опять кто-то из старых знакомцев решил вытрясти? И кто на этот раз: Хранитель или до сих пор окончательно не сдохший Крис? Точнее - кто-то или что-то, завладевшее его телом. Вот вопрос так вопрос. Сейчас я связи с ножом не ощущаю, но вот на улице… Не тянуло ли меня что-то во тьму? Да кто его теперь знает…



 
 

<<...