Перекрученное, промороженное насквозь и впаянное в стену тело особого интереса



Перекрученное, промороженное насквозь и впаянное в стену тело особого интереса у меня уже не вызвало. Ну висит распятым глубоко вдавленный в ставший на миг мягким, словно пластилин, бетон человек и пусть себе висит. Мертвый и ладно. Попади он мне живым, так легко бы не отделался. И только когда меня уже проволокли по коридору на кухню, я вдруг понял, что искривленное жуткой судорогой лицо знакомо. Да это же Рипус!
Вновь заворочалась где-то глубоко злоба, но окутавший плотным одеялом шок не дал ей набрать силу. Тут меня усадили за стол, сунули в руку кружку с водой, и стало вовсе не до того.
– Кто такой? - оторвался от листа бумаги с планом квартиры молодой капитан.
– Постоялец местный, - охлопавший мои карманы дружинник выложил на стол служебный жетон и неожиданно сморщился. - Контрразведка…



 
 

<<...