– Колдун приказал… - просипел мужик. - Трем недоумкам этим. – Ясно. Ставшее



– Колдун приказал… - просипел мужик. - Трем недоумкам этим.
– Ясно.
Ставшее невесомым лезвие само собой взлетело к потолку, и взглянувший мне в глаза Угорь догадался, что сейчас произойдет, и неожиданно успокоился.
– А как же «не убий»? - расслабленно обмяк он, облокотившись на кровать.
– Око за око и зуб за зуб, - возразил я, и разом набравший в весе десяток килограмм клинок наискось - от левого плеча к правому бедру, разрубил блатному грудную клетку.
Немного поколебавшись, я все же выкинул «Крыло бабочки» на пол и, вытерев с лица пот, вышел из комнаты.
Как ни странно, легче на душе не стало. Наоборот, будто дерьма наелся. Что за гадство, что за сучья жизнь? Ведь вроде все правильно сделал, почему же хреново так? Ну убил я этого подонка - плохо, что ли? Да с какого перепугу? Нет, просто была надежда разом груз с души скинуть, да не вышло. С наскоку-то оно проще: не надо думать ни о чем, знай только, руби. А вот если время задуматься над собственными поступками появляется, тогда дело труба. Тут уж что крепче окажется - нервы у человека или накручивающийся как снежный ком вал переживаний. Ну мне-то не впервой, зубы сожму и пережду. Все равно ведь уже ничего изменить не в силах. Все равно…



 
 

<<...