– А чего ждут тогда? – спросил Рустам. – Приказа ждут. А приказа нет. Говорят,



– А чего ждут тогда? – спросил Рустам.
– Приказа ждут. А приказа нет. Говорят, Воевода до сих пор миром конфликт разрешить пытается.
– Мудак, – выругался Зубастый.
– Политик, – поправил его дружинник. – Город, знаешь, какую силищу собрал? И что нам пиррова победа даст? Уж лучше пока на уступки пойти. Придет еще наше время.
– Сюда? – уточнил я у доставшего сигареты дружинника и остановился на крыльце барака.
– Ага, – кивнул тот. – Вы идите, я покурю пока.
– Иди один, – отправил меня внутрь Рустам и развернулся к Рашиду: – Много народу сюда согнали?
– Да уж порядочно, – кивнул дружинник. – Мои парни уже третьи сутки на казарменном положении.
Я зашел в подъезд, стены которого были покрыты плесенью, и принюхался. Затхлый воздух оказался неожиданно влажным и теплым. И чувствовался в нем какой-то странный аромат. Если бы не химикаты, которыми работники СЭС щедро полили пятна расползшейся по полу и стенам жгучей плесени, может, и удалось бы его опознать. А так – воняет и воняет. Но Севером точно не пахнет. Скорее тут алхимия замешена. Что и требовалось в общем-то доказать – выброс наверняка связан с активностью братьев. Пустышка.



 
 

<<...