Я вытащил из-под лавки ранец, продел руки в лямки и первым вылез из саней. Ветриц



Я вытащил из-под лавки ранец, продел руки в лямки и первым вылез из саней. Ветрицкий достал откуда-то принадлежавшее Сан Санычу свернутое одеяло, а Напалм, как истинный джентльмен, помог перебраться через борт обхватившей его за шею Вере.
– Обожди, – остановил я Николая, который уже собирался хлыстом стегануть по крупу лошаденку. – Сначала проверю, не пометил ли нас кто.
– В смысле? – не понял Николай, но хлестать конягу все же не стал и вместо этого сдернул с козел накидку.
– Магические метки проверю, говорю. – Я закрыл глаза, и снежная пелена тут же отодвинулась, а на сером фоне замерцали неяркими огнями три ауры. Необычные, надо сказать, ауры – у Напалма она так и стреляла оранжевыми искрами, у Ветрицкого будто скисшее молоко пошла блеклыми сгустками, а у Веры была пронизана едва заметными темно-синими нитями. Но никаких маячков ни на ком точно нет. А странности… Да кто в наше время абсолютной нормальностью похвастаться может? Живые ж люди. – Все, ходу.



 
 

<<...