Вслед за Верой я прошел в донельзя загаженный вестибюль общежития и огляделся п



Вслед за Верой я прошел в донельзя загаженный вестибюль общежития и огляделся по сторонам. Ну и гадюшник! Штукатурка давно облупилась, освещения нет и в помине. Мешки какие-то подозрительные в углу штабелями сложены. На полу – слой грязи чуть ли не сантиметровой толщины. Ладно хоть все окна застеклены. Но и так – ненамного теплей, чем на улице. И судя по всему, тут не то что тараканы, тут крысы пешком гулять должны.
– Сюда! – позвал нас выглянувший из открытой двери какой-то каморки охранник. – Деньги готовьте. Пол-империала сутки.
– Коля, расплатись, – поймав многозначительный взгляд хлопавшего ладонью по дубинке мужика, не стал справляться я о неожиданном обвале цен.
– Ты говорил… – не врубился в происходящее Ветрицкий.
– Заплати, сколько сказали, – в упор уставился на него я.



 
 

<<...