Зыркнув на толпившихся у пункта приема вторсырья оборванцев, я ссутулился и поб



Зыркнув на толпившихся у пункта приема вторсырья оборванцев, я ссутулился и побрел через двор по направлению к Юго-восточным воротам. То бишь – строго на юг. На проспект Терешковой выходить не буду. Там всегда от дружинников не протолкнуться, а уж теперь и подавно. Так что лучше огородами, огородами. Тут многолюдно в это время быть не должно – район рабочий, взрослые вкалывают, старики и дети по домам сидят.
Впрочем, вскоре я убедился, что насчет стариков и детей несколько заблуждался. Как оказалось, на введенное в Форте чрезвычайное положение им было просто-напросто наплевать. Пацаны кидались снежками, швыряли палки в мятую консервную банку, орали и играли на расчищенных от снега пятачках в хоккей. Собравшиеся в кучки бабки перемывали кому-то кости, чистили снегом половики, вывешивали на натянутых меж покосившихся фонарных столбов веревках белье. Единственное, кого не было заметно – это дедов. Ну это неудивительно: дедки, вообще, класс вымирающий. Слишком среди мужского населения смертность высокая. Да и те, кто до седин доживает, либо в ближайшей рыгаловке водку пьют, либо, несмотря на почтенный возраст, в многочисленных окрестных мастерских вкалывают.



 
 

<<...