– Пожрать есть чего? – принюхался я и с сожалением понял, что жареной картошко



– Пожрать есть чего? – принюхался я и с сожалением понял, что жареной картошкой тянуло из коридора.
– Три корочки хлеба, – кивнул на подоконник Николай.
Я прошел на кухню. Вместо стекла в оконную раму был вставлен лист фанеры, и холодом с улицы тянуло весьма ощутимо. Обзора опять-таки никакого…
На подоконнике лежала черствая краюха. Я откусил и сморщился: разве ж это еда?
Вера скинула пальто на ржавую кухонную мойку.
– Сейчас приготовлю что-нибудь.
– В туалете ведро стоит, – неправильно истолковал мой блуждающий взгляд Ветрицкий.
– Где ж ему еще стоять? – усмехнулся я, разглядывая мятую буржуйку, сооруженную из какого-то ржавого бачка. – Нет, просто думаю, с какой помойки это все сюда притащили?
– С ближайшей, с какой еще? – Вера поставила на печку чайник и указала мне на оставленный у двери мешок. – Неси сюда.



 
 

<<...